?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее | Следующее

Я – человек, воспитанный еще на советской пропаганде. Когда революционные идеалы насаживались массово и отображались исключительно в положтельном ключе. И это было здорово представлять себя героем революции, борцом против угнетения и несправедливости.

Со временем, кроме пропаганды у меня появился опыт и отношение к революциям несколько изменилось. Вместе с гражданами моей страны мы наблюдали революционный развал СССР и европейских государств.

За последние годы видели цветные революции и Арабскую весну. Результатом революции почти всегда становилась гражданская война, смутное время, когда страна делилась на области, управляемые разными вооружеными группировками. Сейчас с болью смотрим на события в братской Украине.

Эта революция, пожалуй, самая эмоциональная по восприятию – происходит в русскоязычном пространстве при обилии средств массовой коммуникации и информационных войнах. Более того, часть знакомых хочет перенести этот революционный опыт в Россию.

Что же такого привлекательного в Майдане? Читая отзывы, побывавших там людей, отметил следующие моменты
– людям нравится быть частью большого проекта,
– нравится четкая граница и видимые итоги борьбы (мы стоим и нас не прогонят),
– цель «против чего-то» очень понятна (к сожалению при этом малоконструктивна и каждая альтернативное решение имеет свои минусы),
– нравится саморганизация, взаимная поддержка и неформальный контакт с окружением, без чего такого рода мероприятия невозможны,
– компания из активных и энергичных людей,
– части нравится ощущение опасности.
Все это трудно получить при недостке доверия к лидерам. По сути это потребность в ощущении себя частью большой неформальной группы, имеющей большое влияние. Такая групповая психодинамика в огромном масштабе (тысячи и десятки тысяч людей).

Это на одной чаше весов. На другой чаше весов – экономические последствия. Масса людей вместо того, чтобы работать и создавать ценности стоит на площади, занимается созданием дублирующих систем жизнеобеспечения. И это не самое страшное.

В какой-то момент происходит переход от мирного протеста к военным действиям. Группы людей берут в руки сначала камни, потом бутылки с зажигательной смесью и автоматы. Проливается первая кровь и люди возвращаются к своим животным корням, переходя в состояние войны и отрицания цивилизациии.

Что же меняется? Повышается приоритет краткосрочного планирования и значимости локальных целей (либо убьешь ты, либо тебя и другого будущего нет), приоритет выживанию – остановка инвестиций и поддержки существующих систем. Существенное снижение договороспособности сторон – трудно договариваться с людьми, убившими близких людей.

Появляются банды, которые под шумок революционной активности начинают присваивать себе имущество сначала представителей прежней власти, а потом переходят к массовому грабежу. И это все подрывает основы экономического взаимодействия – принципа свободного обмена и ненасилия.

А дальше? Часть экономически активного населения, не приемлющего насилия уезжает в другие страны, объекты инфраструктуры рушатся, призводственные цепочки разрываются.

В итоге получаем плохо для всех и поколение, выучившее этот урок дальше учится договариваться без применения насилия. Некоторые страны застревают в этой разрухе надолго.

Возвращась к битвам в информационном пространстве видно противостояние душевных людей, которые видят в революции психологичекие плюсы и прагматиков, которые смотрят на экономические последствия. При этом опрос, который просил сторонников революции назвать свои конструктивные цели, показал что реально довольно немногие имеют позитивное и конструктивное намеренье (быть против плохого проще, чем за хорошее).

И риторика «весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем …» не выдерживает испытания практикой – на смене старому аппарату насилья приходит новый и, зачастую, более жестокий. Именно поэтому надо договариваться. Лучше до революций и без крови.

Для новой власти в Киеве и регионах это будет первым серьезным испытанием – на каких условиях они смогут договоиться с народом и соседями?

Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
pkalmykov
9 мар, 2014 08:13 (UTC)
Антон, я смотрю не смотря на всю твою трезвость, ты тоже очень сильно заражен революционными идеалами.
Какая "новая власть"? Какие испытания? Не будет никто особо договариваться, кроме как "революционными аргументами".
Это временщики, пришедшие, чтобы распродать остатки страны и замутить смуту, а в идеале еще и столкнуть с Россией.
Классическое "временное правительство" 17-го года со всеми разлагающими указами. Сам же пишешь про новый аппарат насилия - так и будет через несколько месяцев-недель аналог Октября.
Если, конечно, интервенция "великих держав" (или одной из...) не спутает.
vorobiev
10 мар, 2014 18:30 (UTC)
Да, я наивно верю, что власть может быть профессиональной и созидающей. И что радикалы, которые заняли посты смогут либо поменять убеждения, либо уйдут, оставшись историческим курьезом.

Вчера спрашивал о видении ситуации изнутри страны: в маленьких городках власть самоустранилась и люди ждут что же будет. Часть пакует вещи. Очень бы не хотелось хаоса на этой земле.
di_sus
9 мар, 2014 09:34 (UTC)
Надеюсь новая киевская власть - не всерьез и ненадолго. Впрочем, в 17-м про большевиков говорили примерно также-:)
vorobiev
10 мар, 2014 18:31 (UTC)
Поживем-увидим! Пока главный вопрос: смогут ли начать диалог по Крыму?
shaitan_gia
11 мар, 2014 14:03 (UTC)
Красиво и по полочкам =) Вот он технический склад ума)
А по крыму диалога не будет, будет просто постановка перед фактом о почти независимости или переходе под Россию. Другой вопрос как и когда и как ЕС, Украина, Россия и США сумеют наладить отношения испорченные этим фактом =)
vorobiev
11 мар, 2014 16:58 (UTC)
Поживем - увидим...
Пока как-то странно все развивается... Янукович вот выступил и ничего толком не сказал... Суды какие-то пообещал только.
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Календарь блога

Сентябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner